Бизнес
Биотехнологии
Гаджеты
Город
Государство
Дом
Еда
Ии
Искусство
Космос
Красота
Любовь
Медицина
Образование
Общество
Одежда
Приватность
Природа
Производство
Работа
Развлечения
Роботы
Связь
Семья
Спорт
Строительство
Транспорт
Угрозы
Человек
Энергетика

Конец эры политиков: время настоящей демократии

Всё началось в маленьких странах на северо-западе Европы. Само движение возникло еще в 2011-12 годах, когда одно из таких государств почти 2 года просуществовало без правительства. Однако только в 2020 году первый местный региональный парламент учредил вторую палату, которая должна была состоять из выбираемых случайным образом граждан страны и основной целью которой был пересмотр национального законодательства. В итоге, другие государства по всему миру взяли эту практику себе на заметку. Затем, после мирового кризиса 2023-25 годов, когда люди вышли на улицы, а лидеры стран начали обращать внимание на существующие проблемы, случайным образом выбранные представители «гражданских палат» начали укреплять свои позиции. Канада заменила свой Сенат на гражданскую палату и, в конечном итоге – после нескольких лет политической борьбы – Палата Лордов в Соединенном Королевстве также была заменена представительным органом власти из случайно выбранных граждан – «Палатой Народа». Спустя совсем немного времени люди начали осознавать, что эти собрания действительно неплохо работают и принимают хорошие, справедливые, заслуживающие доверия решения, после чего призыв к отмене избираемых традиционным способом палат стал распространяться, как лесной пожар. 

А затем это всё и случилось. После политического кризиса в Северной Америке в 2039 году несколько штатов США полностью заменили свои избираемые органы законодательной власти на гражданские палаты. Первым стал Орегон, затем один из крупнейших штатов – Калифорния. Сейчас, в 2050 году, некоторые страны уже последовали этому примеру. Среди первых стран Европы, решившихся на такой шаг, были Бельгия и Нидерланды. Сложно предсказать, кто будет следующим: глубина и размах этого политического движения в значительной степени зависели от местных условий и исторического контекста каждой страны. Однако движение продолжает набирать обороты: постепенно политики как класс становятся пережитком прошлого. Сейчас они выглядят как причудливый атавизм – наследие 20го века, сложного периода между двумя эпохами - моментом, когда избираемые всеобщим голосованием парламенты стали нормой для половины планеты, и приходом новой эры, когда произошло распространение новой демократии 21 века путем выбора по жребию - демократии, основанной на универсальном представительном случайном отборе.

Некоторые из таких представителей, выбранных случайным образом, обожают свои новые обязанности, а кое-кто после «избрания» даже добился славы и успеха. Однако большинство всё же обеспокоены вторжением в свою личную жизнь и находят это положение неудобным для себя, а несколько человек даже стали скрываться от посторонних глаз, чтобы избежать публичного внимания. При этом почти все они гордятся своими достижениями. Они сохраняют глубокий интерес к политике и, оглядываясь назад на те два года, что они провели на службе в местных или национальных парламентах, оценивают это время как наиболее важные и наполненные смыслом годы своей жизни. Теперь они понимают, что каждое политическое решение в основе своей является решением морального характера. Что не бывает «лучших» или «правильных» политических решений – есть только компромиссы и уступки, на которые приходится идти, когда распределяешь ограниченные ресурсы между одинаково важными потребностями. Они снисходительно относятся к тем, кто требует, чтобы пришел некий очередной искусственный интеллект и взял в свои руки процесс принятия политических решений. Даже миллионы «искусственных интеллектов», действующих в каждом аспекте жизни в 2050 году – вне зависимости от того, насколько они «искусно» определяют проблемы и следят за исполнением решений – не смогут сказать ни слова о том, что именно из того, что  ценит и во что верит человеческое общество, является наиболее важным, и какие члены общества заслуживают наибольшей поддержки и привилегий. Принятие такого рода решений требует, чтобы всё разнообразие представителей человечества общались друг с другом и совместно – с должным уважением – обсуждали имеющиеся варианты решений.

Я согласен
26
Я не согласен
8